Великие писатели, философы и шансонье — наркоманы и алкоголики с жуткими зависимостями

Зигмунд Фрейд (кокаин)

Первоначально интерес к кокаину был медицинский. Впервые Фрейд попробовал кокаин в 1884 году и был поражен его действием: употребление этого вещества излечило его от депрессии, придало уверенности в себе.

В том же году молодой ученый пишет статью «О коке», где настойчиво рекомендует использовать кокаин как местное обезболивающее средство, а также как лекарство от астмы, расстройства пищеварения, депрессии, неврозов.

Будущий отец психоанализа опубликовал целый ряд статей о свойствах кокаина, в которых подробно описывались все ощущения, вызываемые этим веществом. Однако в последних работах на эту тему он уже менее восторженно писал о нём.

В этом нет ничего удивительного, ведь от злоупотребления кокаином умер близкий друг Фрейда, Эрнст фон Фляйшль. Будучи уверенным, что кокаин помогает ликвидировать зависимость от морфина, Фрейд взялся лечить своего друга, сильно пристрастившегося к морфию.

Но произошло неожиданное: зависимость от морфия сменилась зависимостью от кокаина, последовала передозировка, и пациент умер. Однако вернемся к самому Зигмунду Фрейду. Ученый настолько искренне верил в «целительные» свойства белого порошка, который якобы помогал ему избавляться от всех его страхов и комплексов, что и сам пристрастился к нему.

Фрейд сумел побороть тягу к зелью, но на это ушло немало сил и времени.

Оноре де Бальзак – кофеин

Многие из нас могут сказать, что тоже пристрастились к кофеину, и если не выпьют чашечку кофе или баночку Diet Coke с утра, то весь день будет болеть голова. Но это ерунда по сравнению с болезненным пристрастием к кофе известного французского писателя. Бальзак был очень плодовитым автором и работал ежедневно, по много часов.

Чтобы поддерживать себя в форме, Бальзак пил много кофе, пренебрегая сном. Он любил повторять, что ароматный напиток наполняет его голову множеством мыслей. Считается, что именно кофе стал причиной болезни сердца, от которой писатель скончался на пятидесятом году жизни. В день он мог выпить более двадцати чашек ароматного напитка.

Бальзак писал о кофе так:

«Кофе превращает прекраснейшие стенки желудка в подстёгиваемую скаковую лошадь; они воспаляются; искры пронизывают всё тело, вплоть до мозга. С этого момента всё становится волнительным. Идеи приходят в движение и начинают маршировать как батальоны великой армии на великой войне. Мысли вздымаются к небу, как флаги на высоких флагштоках; кавалерия метафор развёртывается в великолепном галопе; артиллерия логики выстреливает всеми патронами из крытых военных фургонов; по приказу воображения стрелки зрения открывают огонь; чернила разливаются по бумаге — ночной труд начинается и заканчивается в этих чёрных потоках, как битва начинается и завершается чёрным порохом».

В наше время такое пристрастие к кофе и кофесодержащим напиткам называется кофеинизмом (вид токсикомании). Может привести к серьезным нарушениям деятельности сердечнососудистой, нервной систем, головным болям, нарушению сна, вызывая нервозность, повышенную возбудимость, раздражительность. Возникает сниженное, пессимистическое настроение. Так что, может, стоит пересмотреть некоторые свои привычки?

Льюис Кэрролл – опиум

Во времена Кэрролла опиум называли Лауданум (Laudanum), и многие люди принимали эту спиртовую опийную настойку даже при легких недомоганиях, к примеру, при головных болях. Не удивительно, что у них возникала зависимость.

Не избежал этой участи и английский писатель Чарльз Лютвидж Доджсон, более известный как Льюис Кэрролл. Он страдал от очень сильных мигреней. Поэтому многие считали, что Льюис принимал лауданум, так как он облегчал боль.

Более того, с раннего детства писатель страдал от заикания, что очень сильно беспокоило его. Наркотик «помогал» Кэрроллу справиться с этим комплексом, успокаивал его и в тоже время придавал уверенности. Какой бы ни была истинная причина, одно можно сказать с точно: Кэрролл находился под воздействием наркотика. Достаточно только почитать его «Алису в стране чудес».

Эрнест Хемингуэй

Алкоголь.

Сопутствующие высказывания: «Всегда делайте трезвым то, что поклялись сделать, будучи пьяным. Это научит вас держать язык за зубами».

Хотя, конечно, многие великие писатели были алкоголиками (Дороти Паркер, Джон Чивер, Фрэнсис Скотт Фицджеральд, и это список можно продолжить), у Хемингуэя алкоголь был образом жизни — большую часть её он провёл в состоянии алкогольного опьянения.

Писатель начал пить в 1950-х годах после серии травм, полученных в автокатастрофах. Его привычки стали легендой, и ему приписывается изобретения нескольких алкогольных коктейлей, в том числе дайкири и мохито; по крайней мере, с уверенностью можно сказать, что именно Хемингуэй создал коктейль «Папа Дабл».

Джеймс Джойс

Зависимость: метеоризм.

Сопутствующие высказывания: «Мне кажется, что Нора может пукать в любом месте. Я думаю, что мог бы затащить её в комнату, полную пукающих женщин. Её девичий шум не таков, как влажный ветреный метеоризм, который, по моему мнению, характерен для жирных женщин. Он внезапно сухой и грязный, как нечто, что может сделать молодая девушка в жилом корпусе общежития ночью. Я надеюсь, что Нора будет без конца пукать мне в лицо, чтобы я мог чувствовать этот запах».

Джойс по-настоящему пристрастился к метеоризму своей жены: если вы читали его письма к ней, то знаете, что Джойс испытывал к метеоризму больше, чем мимолётный интерес. Скорее, он был своего рода одержимым, но возможно, грязные фразы, исполненные в его письмах настоящей тоски, характеризуют его как человека зависимого.

Чарльз Диккенс

Зависимость: морг.

Сопутствующие высказывания: «Я поражён неведомой силой морга».

 Диккенс мог бывать в морге целыми днями, наблюдая за тем, как трупы привозят, вскрывают, подготавливают к погребению и хранят. Диккенс вовсе не был первым творческим человеком, увлёкшимся трупами, поскольку такие люди часто чувствуют необходимость украдкой изучать человеческую природу.
Диккенс описывал силу, приводящую его в морг раз за разом, как «привлекательность отталкивающего», но для окружающих людей и для него самого это опасности не представляло.

Фёдор Достоевский

Зависимость: азартные игры.

Сопутствующие высказывания: «Еще подходя к игоpной зале, за две комнаты, только что я заслышу дзеньканье пересыпающихся денег, — со мною почти делаются судороги» (из романа «Игрок»).

Середина 1860-х годов стала трудным периодом в жизни Достоевского: сначала умерла его жена, затем брат, и он остался один — в депрессии и с множеством личных и семейных долгов.

Он пристрастился к азартным играм, в частности, к рулетке, которая, само собой, не слишком помогла ему: есть легенда, что он старался как можно быстрее закончить «Преступление и наказание», потому что страшно нуждался в авансе от издателя, и одновременно с тем писал «Игрока», чтобы погасить свои долги за азартные игры.

Эдит Пиаф

Известно, что в 1951 году величайшая эстрадная певица, кумир всей Франции, попадает в серьезную автомобильную аварию, в результате которой у неё оказались, сломаны рука и два ребра.

Принимая  болеутоляющие, она пристрастилась к морфину, начала пить все возможные таблетки. Незадолго до этой аварии, в авиакатастрофе погиб её любимый человек, уже тогда Эдит Пиаф впала в депрессию и пыталась уйти от реальности с помощью алкоголя. От самоубийства ее спасла подруга.

Лечение не принесло ожидаемого результата. От алкоголизма и депрессии певица так и не избавилась. Но несмотря ни на что она продолжала выступать. Страсть к сцене давала ей силы, даже тогда, когда она, уже больная раком, не могла дышать из-за подступающей к горлу крови.

Лорд Байрон

Зависимость: секс.

Сопутствующие высказывания: «Ах, любовь к женщинам! Как известно, она и прекрасна, и страшна» (строка из поэмы «Дон Жуан»).

Лорд Байрон был одержим сексом: во время своего пребывания в Венеции он за год переспал с 250 женщинами, не говоря уж о мужчинах. Он соблазнил леди Каролину Лэм, говорившей о нём, как о «самом сумасшедшем, недобром и опасном мужчине из всех известных ей», её кузину Анну, на которой впоследствии женился, и собственную сводную сестру.

Конечно, 250 женщин за год можно счесть просто стремлением прослыть героем-любовником, но Байрон оставлял о каждом своём любовнике память — прядь лобковых волос своего партнёра. Эти трофеи поэт хранил в аккуратно запечатанных конвертах с указанием его или её имени — конверты были обнаружены совсем недавно в оставшейся в его доме библиотеке.

Источник

Если понравилась статья, поделись с друзьями, и мир станет интереснее

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...
Это код вашего информера. Просто скопируйте и вставьте его в место на странице, где должен отображаться рекламный блок.
Загрузка...
Загрузка...
Форма обратной связи
Великие писатели, философы и шансонье — наркоманы и алкоголики с жуткими зависимостями