Загадка великой княжны Анастасии. Одна на миллион с таким врождённым заболеванием была полькой …

Загадка спасения княжны Анастасии после расстрела в ипатьевском доме будет будоражить умы историков.  5 июня 1901 года… Императрица Александра Федоровна рано утром почувствовала схватки – наконец скоро появится долгожданный наследник…

Согласно действовавшим на тот момент в Российской империи законам, введенным еще Павлом I, женщины могли наследовать престол только в случае пресечения всех мужских линий рода. Это означало, что наследником отца четверых дочерей Николая II должен стать его младший брат Михаил.

Эта перспектива не слишком радовала клан Романовых, а супругу императора Александру Федоровну и вовсе приводила в бешенство. На четвертые роды императрицы возлагали большие надежды.

Весь двор, затаив дыхание, ожидал известия… Но чуда снова не произошло – у Романовых родилась четвертая дочь…

Ее назвали Анастасией («к жизни возвращенная»), в честь близкой подруги императрицы, принцессы черногорской Анастасии Николаевны. Придворный экстрасенс Филипп предрек малышке удивительную судьбу…

Анастасия унаследовала от отца большие выразительные серо-голубые глаза, темно-русые волосы с рыжеватым отливом. С детства она была егозой, любила шалить, за что частенько получала строгие выговоры. За подвижность и хулиганский нрав в семье ее звали «швыбзиком», а за небольшой рост и склонную к полноте фигуру — «кубышкой».

Строгие традиции монархической семьи с трудом сдерживали ее неиссякаемую энергию. Трагическая судьба постигла великую княжну: вместе со всей семьей она была расстреляна в ночь на 17 июля 1918 года в подвале ипатьевского особняка в Екатеринбурге.

Однако по сей день история не имеет однозначного ответа о том, действительно ли великая княжна была убита в тот страшный день.

Романтические истории о чудесном спасении Анастасии Романовой легли в основу нескольких фильмов, а подоплекой всему стала история некой таинственной Анны Андерсон, которая объявила всему миру, что она – та самая Анастасия, дочь последнего русского императора.

В феврале 1920 года в Берлине полиция спасла от самоубийства некую женщину, которая бросилась с моста в реку. В полицейских документах сохранилось ее описание: серые глаза, темно-русые волосы, славянская внешность, в речи прослеживался явный восточный акцент.

Врачи установили у женщины глубокое психическое расстройство и направили ее в Дальдорф, в клинику для душевнобольных.

По медицинским заключениям на теле поступившей пациентки имелись следы многочисленных огнестрельных ранений, на затылке – шрам пятиконечной формы.

Врачи предположили, что травма головы и стала причиной амнезии, которой по всей видимости страдала женщина. Пациентка была отнесена к категории «спокойных»: она находилась в глубоко депрессивном состоянии, молчала, имела отрешенный вид.

Около полутора лет провела женщина в клинике, пока однажды не произошел удивительный случай: в палату, где она лежала, попал выпуск газеты, где на первой странице был опубликован крупный фотоснимок великих княгинь Романовых – Ольги, Татьяны и Анастасии, и внизу шла статья о том, что одна из сестер предположительно осталась жива.

Мария Пойтерт, одна из пациенток, увидела удивительное сходство между Анастасией на фото и ее соседкой по палате, которую полиция выловила из реки.

Пораженная своим открытием, она попыталась заговорить об этом с женщиной, но та резко оборвала ее и велела молчать.

Когда Пойтерт выписали из больницы, она не успокоилась и решила рассказать о своем открытии одному из русских эмигрантов, который служил в императорском полку, Михаилу Швабе.

Конечно, новость о спасшейся принцессе не могла не заинтересовать, и Швабе вместе со своим знакомым, инженером Айнике, посетил загадочную женщину в дальдорфской клинике.

По итогам визита Швабе не мог ничего однозначно ответить и сообщил о возникших подозрениях в Союз русских монархистов, штаб которого располагался в Берлине.

В среде русской эмиграции молниеносно распространился слух о спасшейся Анастасии, клинику Дальдорфа посетило множество знатных представителей русского дворянства, которые осели в Германии.

Кто-то действительно узнавал Анастасию Романову, кто-то наотрез отрицал всякое сходство. Графине Зинаиде Толстой женщина рассказала, что в ночь расстрела ей удалось спастись: она спряталась за спиной своей сестры Татьяны, потом потеряла сознание.

Ее спас солдат, назвавшийся Александром Чайковским, он тайно перенес ее в соседний дом, где выходил. После они инкогнито перебрались в Румынию, там они прожили несколько лет, она родила сына.

«Я была вместе со всеми в ночь убийства, и, когда началась резня, я спряталась за спиной моей сестры Татьяны, которая была убита выстрелом. Я же потеряла сознание от нескольких ударов. Когда я пришла в себя, то обнаружила, что нахожусь в доме какого-то солдата, спасшего меня. Кстати, в Румынию я отправилась с его женой, и, когда она умерла, решила пробираться в Германию в одиночку», — так рассказывала женщина.

В 1920 году Чайковский был убит в Бухаресте, во время уличной перестрелки, а Анна (так она себя назвала) оставила ребенка родственникам Чайковского и бежала в Берлин, где надеялась найти Романовых.

Баронесса Буксгевден, которая общалась с семьей Николая II незадолго до ареста, посетив Анну, не признала в ней Анастасии и вынесла свой жесткий вердикт – самозванка.

Между тем Анне поверили барон и баронесса фон Кляйст, они забрали ее из клиники в свой дом и окружили всяческой заботой и вниманием.

Слава чудесно спасенной принцессы притягивала в дом Клейстов весь свет русской эмиграции.

Однако когда Анна заявила Кляйстам о том, что будет бороться за свои права (речь шла прежде всего об огромном наследстве Романовых, которое хранилось на зарубежных банковских счетах), они разочаровались в ней, поняв, что это действительно самозванка, и попросили ее вон из их дома.

Какое-то время Анна проживала у полицейского инспектора Грунберга, которому, по всей видимости, были даны указания от правительства вести наблюдение за таинственной особой.

Послевоенная Германия была, разумеется, заинтересована в получении столь сильного козыря, как принцесса Романова, в политической борьбе с Россией. Анне был назначен опекун – госпожа фон Ратлеф, она активно продвигала идею о том, что Анна – это действительно дочь Николая II.

Однако ни личный камердинер императора – Алексей Волков, ни воспитатель царевича Алексея – Пьер Жийяр, лично побеседовав с Анной, не нашли никаких общих черт с Анастасией.

Сестра Николая II, великая княгиня Ольга, после общения с Анной прониклась к ней жалостью и долгое время переписывалась с ней и присылала подарки. Однако с 1926 года переписка резко оборвалась по неизвестным причинам.

В 1928 году Анна переехала в США, куда ее пригласила великая княжна Ксения. Там она вышла замуж за Джона Мэнахена, профессора Виргинского университета, с которым и прожила остаток своих дней.

С 1928 года длился судебный процесс о признании Анны Анастасией Романовой, однако в 1961 году гамбургский суд вынес окончательный вердикт – в иске отказать. В конце жизни Анна Андерсон вновь оказалась в психиатрической клинике, на сей раз в Шарлоттсвилле, в американском штате Вирджиния.

Анна скончалась, так и не признанная семьей Романовых. 12 февраля 1984 года она умерла от воспаления легких. Тело ее, согласно завещанию, предали кремации, а прах захоронили в часовне замка Зеон в Баварии.

Между тем среди останков императорской семьи достоверно были установлены только Мария и Алексей…

Анна Андерсон имела редчайшее заболевание сустава большого пальца ноги, которое привело к его искривлению.

Такое заболевание было у Анастасии Романовой. По свидетельствам медиков, женщины, имеющие подобные врожденные заболевания, встречаются по статистике одна на миллион…

Но! Анализ образцов тканей Анны Андерсон, взятых у нее при жизни и сохранившихся в клинике Шарлоттсвилля, показал, что она не имеет никакого отношения к Романовым. Зато два независимых ДНК-теста подтвердили ее генетическую близость к семье Шанцковских.

На самом деле, не только Анастасия. «Чудесно спасшихся детей Николая II» ничуть не меньше. Исследователи этого феномена насчитали 28 лже-Ольг, 33-лже-Татьяны, 53 лже-Марии.

Но все рекорды побили лже-Алексеи — таковых на сегодня набралось более 80 человек. И у каждого своя история спасения, свои сторонники, уверенные в истинности претендента.

По наиболее распространённой версии, в действительности Анна Андерсон была полькой Франциской Шанцковской, получившей серьёзные травмы во время работы на берлинском заводе, выпускавшем взрывчатые вещества.

Её принадлежность к семье Шанцковских подтвердили два независимых друг от друга теста ДНК, произведённые после её смерти.

© Ирина Спиваковская, 2018 г.

ссылка на видеоисточник

 Источник
Если понравилась статья, поделись с друзьями, и мир станет интереснее

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Форма обратной связи
Загадка великой княжны Анастасии. Одна на миллион с таким врождённым заболеванием была полькой …